Атака захлебнулась, оставшиеся без командиров батальоны начали беспорядочно отступать, где находятся башни сурхаева и фото СУРХАЕВА БАШНЯ

Опубликовано: 1987 дней назад (13 января 2012)
Блог: История
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0
Атака захлебнулась, оставшиеся без командиров батальоны начали беспорядочно отступать, сталкивая своих сослуживцев в глубокую пропасть. Но здесь их ожидало новое препятствие, ещё более страшное: десятки их товарищей, убитых и раненых, буквально закрыли своими телами перешеек, через который лежал единственный путь к спасению. И опять начался беспощадный отстрел. Только ночь прекратила бойню. С наступлением темноты оставшиеся в живых отыскали тяжелораненного Врангеля и, подобрав других раненых, отступили на исходные позиции. Судьба других колонн сложилась ещё более неудачно. Подчинённые полковника Попова сумели достаточно далеко продвинуться вглубь тесного ущелья между двумя Ахульго. Однако, как стало ясно впоследствии, их продвижение было учтено и даже запланировано самими горцами. Дав неприятелю зайти поглубже, они открыли по нему яростный огонь. Вскоре вслед за выстрелами на головы царских солдат полетели камни и брёвна. Левая же колонна майора Тарасевича и вовсе не вступила в бой, ограничившись одной лишь перестрелкой с защитниками Старого Ахульго. Потери российского войска по официальным данным за 16 июля 1839 г. составили убитыми 7 офицеров и 153 солдата, ранеными 31 офицер и 580 солдат.



Атака захлебнулась, оставшиеся без командиров батальоны начали беспорядочно отступать, сталкивая своих сослуживцев в глубокую пропасть. Но здесь их ожидало новое препятствие, ещё более страшное: десятки их товарищей, убитых и раненых, буквально закрыли своими телами перешеек, через который лежал единственный путь к спасению. И опять начался беспощадный отстрел.

Только ночь прекратила бойню. С наступлением темноты оставшиеся в живых отыскали тяжелораненного Врангеля и, подобрав других раненых, отступили на исходные позиции.

Судьба других колонн сложилась ещё более неудачно. Подчинённые полковника Попова сумели достаточно далеко продвинуться вглубь тесного ущелья между двумя Ахульго. Однако, как стало ясно впоследствии, их продвижение было учтено и даже запланировано самими горцами.

Дав неприятелю зайти поглубже, они открыли по нему яростный огонь. Вскоре вслед за выстрелами на головы царских солдат полетели камни и брёвна. Левая же колонна майора Тарасевича и вовсе не вступила в бой, ограничившись одной лишь перестрелкой с защитниками Старого Ахульго.

Потери российского войска по официальным данным за 16 июля 1839 г. составили убитыми 7 офицеров и 153 солдата, ранеными 31 офицер и 580 солдат.

Клиническая смерть! Рассказы очевидцев клиническая смерть рассказы очевидцев клиническая смерть глазами очевидцев, рассказы очевидцы клинической смерти | Сразу после открытой тренировки главный тренер махачкалинского «Анжи» Гус Хиддинк ответил
Администратор # 19 августа 2012 в 00:50 0



Под шквальным огнём мюридов Шамиля убитые и раненые солдаты падали шеренгами, но оставшиеся живые стремились вперёд. Когда передовая колонна штурмующих, преодолев глубокий ров, уже вступила в пределы Нового Ахульго, то неожиданно встретила на своём пути второй не менее глубокий ров, который к тому же горцы обстреливали ещё более разительным перекрёстным огнём из двух открытых двухэтажных саклей.

Врангель же воспринял заминку как нехватку сил и дал приказ вступить в бой двум другим батальонам. Солдаты ринулись вперёд, не зная, что первый батальон попросту попал в ловушку.

В короткий промежуток времени на небольшой, стеснённой глубокими обрывами площадке скопилось до 1 500 человек.

Началась ужасающая бойня, так как наступающие были совершенно открыты для защитников крепости. На голом скальном участке им негде было искать спасения, разве что укрывшись за телами погибших товарищей.

Барон с маниакальным упорством отдаёт новый приказ о наступлении и лично ведёт в бой оставшийся батальон.

Последствия этой атаки оказались ещё более трагичными. Были убиты все офицеры, а сам Врангель, тяжело раненный, остался лежать среди окровавленных тел и стонущих раненых.

Администратор # 6 сентября 2012 в 23:52 0




Первый штурм Ахульго

16 июля генерал дал приказ на штурм самого Ахульго. Принимая решение, Граббе учитывал состояние собственных подчинённых: за последние дни отряд усилился, в нём теперь было уже 13 батальонов пехоты и 30 орудий. На помощь также прибыла дагестанская милиция в количестве 4 тыс. человек. Положение же осаждённых стало откровенно отчаянным.

В соответствии с планом Граббе войска были распределены по трём колоннам. Первая – полковника барона Врангеля, в составе 4 батальонов – предназначалась для атаки Нового Ахульго со стороны Сурхаевой башни. Вторая – полковника Попова, в составе 3 батальонов и трёх рот – направлялась по руслу реки Ашильты для блокирования сообщения между обоими утёсами. Третья – майора Тарасевича, в составе 1 батальона – выделялась для отвлечения внимания атакой на Старое Ахульго, в случае успеха главной колонны – и для захвата аула.

С рассветом все артиллерийские батареи открыли сильнейший огонь по укреплениям горцев. В 18 часов, когда был выставлен белый флаг, означавший для штурмующих начало атаки, казалось, что под развалинами Ахульго не осталось ничего живого. Но стоило первому батальону Врангеля двинуться в бой, как со стороны Нового Ахульго грянули первые выстрелы. Однако колонну, увлекаемую порывом атаки, уже невозможно было остановить. Наступавшие хорошо знали, что их главный козырь – стремительность и быстрота, иначе – неминуемая смерть на дне глубоких ущелий.

Администратор # 3 ноября 2012 в 13:07 0



Ожесточённый бой длился несколько часов. Рота сменяла роту. К 16 часам по приказу Граббе генерал-майор Лабынцев лично повёл на штурм батальон Кабардинского полка. Но и этот штурм ничего не дал. Так продолжалось до вечера. С наступлением темноты войска получили приказ отступить с обильно залитого кровью и заваленного трупами утёса.

Ощутимый физический урон понесли и дагестанцы. В числе героически убитых оказался и сам наиб.

С рассвета 4 июля началось очередная бомбардировка, которая оказалась более результативной. Временами укрепление полностью скрывалось в пыли и дыму, от его стен с грохотом отлетали довольно значительные обломки.

В это время двести добровольцев от Апшеронского, Кабардинского и Куринского полков собрались у подошвы горы и ожидали только сигнала на штурм. Среди добровольцев находился и поручик Мартынов, впоследствии смертельно ранивший в 1841 году на дуэли под Пятигорском Михаила Лермонтова.

Солдаты были снабжены деревянными щитами, подбитыми войлоком, для прикрытая головы и груди от камней, сбрасываемых горцами. Около 17 часов прозвучал сигнал к атаке.

И опять на головы штурмующих полетели брёвна и камни, опять из бойниц был открыт шквальный огонь. Повторились, по словам летописцев Кавказской войны, «все ужасы предыдущего штурма».

Снова отступление, и снова заговорила артиллерия. От её убийственного огня почти все мюриды погибли под развалинами. К вечеру ядра и гранаты образовали в стенах башни массивные бреши и подобие отлогого подъёма, по которому в укрепление и ворвались солдаты – так кольцом осады оказался охваченным весь Ахульго. Артиллерийские батареи были дислоцированы на занятые позиции, что существенно повысило поражающий эффект пушечного обстрела.

Администратор # 21 марта 2013 в 04:31 0

История войн знает немало героического, трагического и выдающегося, но даже на их фоне особняком стоит летняя 80-дневная оборона Ахульго в 1839 году. К этому периоду Николай I счёл, что война с горцами слишком растянулась. На Кавказ были переброшены дополнительные войсковые формирования, очередным наместником был назначен более решительный и толковый граф Головин, который силами Отдельного Кавказского корпуса решил сокрушить основной центр восстания 3-го имама Чечни и Дагестана Шамиля – Ахульго, расположенный на двух огромных утёсах, разделённых глубоким ущельем реки Ашильта и омываемых с трёх сторон водами Андийского Койсу.

С этой целью в мае экспедиционный отряд в количестве 11 тысяч человек под командованием генерал-лейтенанта Павла Граббе выступает в сторону Нагорного Дагестана. Марш проходил в трудных условиях: непрерывные стычки с летучими отрядами горцев, засады, секреты, повальная враждебность местного населения. Но отряд упорно двигался вперёд, и 12 июня перед изумлёнными взорами солдат открылась величественная, уже выжженная солнцем панорама нового оплота имамата, состоящая из поселений Старое и Новое Ахульго. И без того неприступная естественная крепость талантом предводителя горцев ещё более усилилась. Были возведены каменные форты, глубокие рвы, своеобразные бастионы – пара каменных домов с бойницами, соединённых крытой траншеей. От оборонительных построек к тыловым частям утёсов, где находились заглублённые в каменистый грунт и умело укрытые за складками местности жилища горцев, вели подземные ходы сообщения. Подступы к жилищам закрывали многочисленные заграждения в виде высоких и массивных завалов из камней. Всё было построено настолько грамотно, что идущие на приступ в лучшем случае могли видеть лишь стволы ружей и верхушки горских папах, в то время как защитники обладали полной возможностью расстреливать наступающих практически на выбор. Общее количество горцев, оборонявших поселения, вместе со стариками, детьми и женщинами равнялось 4 тысячам.


Взятие башни Сурхая

Идти на прямой штурм Ахульго было равнозначно самоубийству, поэтому Граббе принял решение об осаде. К концу июня Ахульго оказалось охваченным полукольцом блокады российских войск. Завершить осаду не представлялось возможным из-за Сурхаевой (названа по имени строителя) башни, занятой сотней дагестанцев во главе с наибом Алибеком. Башня располагалась на господствующей высоте, и благодаря этому под обстрелом горцев находились все участки местности, где располагались российские войска.

Утром 29 июня царские батареи открыли мощный огонь по башне. К 9 часам батальоны Апшеронского и Куринского полков подошли к подножию горы и начали быстро карабкаться по крутому склону наверх. Горцы обрушили на атакующих град пуль и камней.