Комментарии на сайте

Администратор прокомментировалОсманское правление - Исламское государство 31 мая 2012 в 22:44


И с этого времени начался процесс создания нового сообщества, которое, было призвано продолжить эстафету исламского правления уммы на основе Корана, Сунны и иджтихада (решение в духе Корана и Сунны выносимое муджтахидами - мусульманскими улемами).

Идет процесс расширения государства, где используются пути даавата, просвещения, дипломатии и вооруженного противостояния. На новых просторах державы, жизнь, как граждан, так и государственных структур, регламентируется и строится согласно вечным законам Всевышнего. В результате, новое государственное образование приобретает статус халифата, основанного на институте Шуры (Совета). В этой державе, авторитет Шейх-уль-ислама становится непререкаемым как для правителей, так и для их подданных. Начиная с периода правления Селима I, который подчинил Восточную Анатолию, Армению, Курдистан, Северный Ирак, Сирию, Палестину, Египет, Хиджаз, османские правители берут в руководство принцип: правители регионов и областей требуют от своих подданных, исполнения указов и постановлений халифа, который в свою очередь согласует их с Шейх-уль-исламом, определяющим их соответствие исламским канонам.

Ни один Османский правитель, не мог направить своих воинов в поход без согласования с Шейх-уль-исламом. Шура, известная как “Диван Хумаюни”, куда входили министры, влиятельные мужи, крупные исламские учёные, являлась законодательным органом, олицетворявшим справедливость. Одним из ярких подтверждений этого может служить известный эпизод из истории Османов. Халиф Мухаммад Фатих (Мехмет-II) совершил притеснение в отношение одного иноверца, который, в свою очередь, обратился с жалобой к кадыю (судье). Кады, в назначенный день, пригласил истца и обвиняемого халифа в суд, где халиф был вынужден подчиниться. Так как исламский шариат не делит людей на правителей и подданных - перед лицом правосудия все равны.

Характерно отметить, что являясь динамичным и много национальным государством, различные национальности которого, будь то турки, либо какие-то иные, мусульмане, христиане или иудеи, были в первую очередь османами, частичками единого, гибкого образования, которое выходило за рамки таких понятий, как национальность, нация, религия. Фламандский дипломат и ученый Ожье Эселин де Бусбек, после своего визита в лагерь султана Сулеймана в 1555г, описывает: “Штаб султана был наполнен помощниками, включая и высших чиновников. Никто из присутствовавших не демонстрировал своего превосходства, а все старались показать свои добродетели и храбрость; никто не кичился своим рождением, ибо честь здесь соответствует занимаемой должности и характеру исполняемых им обязанностей. Таким образом, нет никакой борьбы за первенство, каждый знает свое место и свои функции. Сам султан распределяет обязанности и должности, и сам оценивает достоинства и уровень претензий своих подданных, не обращая внимания на богатство и влиятельность.

0

Администратор прокомментировалОсманское правление - Исламское государство 30 апреля 2012 в 23:48


У каждого человека есть возможность выдвинуться. Высшие посты очень часто занимаются детьми пастухов, и вместо того, чтобы стыдиться своего происхождения, они гордятся им. Наш метод отличается от их метода; у нас все зависит от рожния и все высокие посты распределяются только в связи с ним”. Известно, что Хайруд-дин паша Ат-Туниси был простым рабом, но за свое усердие и способность стал губернатором Туниса и имел печать халифа стамбульского. Из египетского вилаята (губернии) был послан запрос в столицу (Стамбул), с просьбой отправить к ним экономиста, для организации программы экономического развития региона. Им был послан христианин (армянин) Нубар паша.

Единственная, в своё время, Османская держава признавала все три монотеистические религии. Благодаря своим первым султанам, турки возродили и воссоединили мир Ислама на его азиатских территориях; затем, благодаря династии Османов, они возродили к жизни европейские земли восточно-христианского мира. Объединяя Восток с Западом, османы заполнили вакуум, образовавшийся после распада халифата в Азии и Византийской империи в Европе, чтобы развиться внутри этого пространства в виде новой мусульманской цивилизации. В таком виде, государство сохранялось вплоть до конца XIX века, когда оно в виду различных причин, пришло к упадку. Последним исламским державоносцем был Абдуль-Хамид-II . Это время заката последнего халифата, как отмечают мусульманские ученые.

Каковы же причины, положившие начало этому процессу? Такому огромному и могущественному государству, как халифат, не хватало маневренности и мобильности, в то время как в Европе началась техническая революция. И, как результат, мы наблюдаем то, что небольшие, по своим размерам и с гораздо меньшим населением, европейские страны, резко обходят государство османов по уровню технического развития. Вследствие чего наметился процесс вестернизации (европеизации) страны, и подмена одной цивилизации другой. Истоками этого послужили реформы в области образования. Во время правления Абдуль-Хамида усилились западные настроения. В это время множество молодых людей направляется на учёбу в различные страны Европы, возвращаясь оттуда, они несут в себе уже новый подход к обустройству страны, чуждый ей. Влияние иностранцев в Османском государстве в то время, присутствует весьма активно в различных сферах. В стране образуется новый средний класс, который несёт и новую идеологическую установку-идею пантюркизма.

0

Администратор прокомментировалОсманское правление - Исламское государство 24 апреля 2012 в 13:32


Западный историк Арнольд Тойнби писал: “Последствием упадка оттоманской системы явилась утрата гибкости, что сказалось самым фатальным образом на истории османского общества. Османы не смогли ответить на грозный вызов со стороны Запада, своевременно и мобильно изменив свои социальные институты. Перейдя к обороне, османы были вынуждены искать спасения иными методами. В течение двух с половиной столетий они вынуждены были заниматься вестернизацией”.

В самом начале XX века образуется т. н. “Комитет единения и прогресса”. Лорд Кинросс, английский историк и писатель говорит о них: ”… члены Комитета единения и прогресса, заручившиеся тайной поддержкой организованных групп свободных масонов, евреев и донме (евреев, обращённых в мусульманство), были в своих действиях более решительными, чем члены организации в Париже, с которой Комитет слился в 1907 году”. Комитет поддерживает и часть офицерства, чего никак не ожидал султан. В 1909 году под сильным давлением вынуждают уйти в отставку султана Абдуль-Хамида-II , а на его место назначают его брата Ришада, лишив всех властных полномочий. Комитет единения и прогресса становится полноправным хозяином в стране. Божественный лозунг Османского халифата ”Нет божества кроме Аллаха, а Мухаммад посланник Его!” заменён на светский лозунг французской революции: ”Свобода, равенство и братство”. Теперь политика пантюркизма становится официальной в Турции.

На деле это означало преднамеренное навязывание турецкого языка другим нетурецким мусульманам. Усиливаются националистические устремления турок, схожие явлениями такого рода в Европе, поиск расовых и народных корней постепенно находит своё выражение в политическом и культурном движении пантюркизма.

Наступает конец, как исламскому правлению, так и исламскому влиянию в государстве. Последним аккордом в драме крушения Османского халифата стало создание в 1924 году Турецкой Республики, когда религиозная власть была официально заменена светской.

Мухамед Саляхетдинов,
п
о материалам издательского дома «Бадр»

0

Администратор прокомментировалВ каком-то смысле эта цифра подтверждается сведениями «Казанского летописца» (кстати, он 27 декабря 2012 в 21:21

Официальная история не только не раскрывает для масс происхождение Руси и славян, но и длительное время пыталась скрывать влияние иных конфессий на формирование культуры нашей страны. Автор предлагает вниманию читателей материал, свидетельствующий о принятии и существовании на Руси Ислама.

Ислам, принятый на территории нашей страны первоначально жителями Дагестана, вероятно, вскоре после этого распространился и в булгарских городах. Ислам проникает на территорию центральных областей будущей России и через выделившуюся Волжскую Булгарию. Так, Ибн Фадлан, приехавший приводить к вере булгар, вынужден был отметить наличие там мечетей и школ уже в начале Х века (отметим, что в то время территория будущей Московии, по всей вероятности, еще находилась в составе Булгарского государства).

Есть также основания предполагать, что еще в домонгольский период определенная часть населения русских княжеств приобщилась к Исламу. Об этом свидетельствует присутствие в православной терминологии не только булгарских, но и арабских терминов.

Наличие терминов, отличных от татарских и арабских, для обозначения атрибутов исламской веры также косвенно свидетельствует о том. Известное упоминание В.Н. Татищева относительно того, что булгары строили во Владимиро-Суздальской земле храмы, может быть интерпретировано в этом контексте по-иному: а церкви ли они строили?

Архитектурные черты некоторых церквей домонгольского периода (Покрова на Нерли, например) весьма отличаются от христианских стандартов, даже православных. Знаменитые купола «маковками» имеют аналогии в архитектуре арабского мира и не имеют - в христианском

0

Администратор прокомментировалВ каком-то смысле эта цифра подтверждается сведениями «Казанского летописца» (кстати, он 30 августа 2012 в 10:35

.

При этом отметим, что в некоторых городах стоят рядом храмы, построенные по греческим (из плинфы и с конусными крышами) и булгарским (белый камень, слабый фундамент, «маковки», орнамент) образцам. О присутствии исламской обрядности свидетельствуют некоторые захоронения, совершенные по мусульманским образцам.

Определенных успехов, по всей видимости, исламское миссионерство достигло в среде финно-угорских народов. Следы былой мусульманской обрядности выпукло выявлялись у них еще в конце ХIХ в. (Марджани Ш., 1993), а в начале ХХ в. отмечалось массовое возращение (или легализация?) финно-угров в Ислам.

Наиболее значительный этап исламизации, по всей видимости, происходил в период Золотой Орды, знать которой приняла Ислам вскоре после захвата Хорезмских и Булгарских территорий - в царствование Берке.

Русские сторонники Ислама жили и в самих древнерусских городах. Так, например, при описании бунта в Ярославле (1262) в летописи отмечалось, что был убит толпой активный приверженец Ислама, бывший монах Изосима, «иже чернец быв, отвержется от христовой веры и бысть бесермен зол вельми и прият от посла царева Титяка…» (Татищев В.Н. «История Российская». М.: АН СССР. Т.5. С.44.).

Видный советский историк А.Н. Нассонов указывал, что восстания 60-х годов ХIII в. в русских городах были направлены против бессерменов-баскаков, собиравших налоги. Он же отмечает наличие русских в отрядах баскаков (Нассонов А.Н. «Монголы и Русь». М.: АН СССР, 1940. С. 17, 53).

В этом плане закономерным становится вопрос: по каким обрядам женились в исламском Сарае на ордынских принцессах многочисленные русские князья-претенденты? При этом, из летописей нам известно, что христианские имена эти принцессы получали позже на Руси (допускаем даже, что заочно и посмертно).

Так, Узбек, при котором исламская культура испытывала расцвет в Восточной Европе, в 1317 году женил на своей дочке (племяннице) Кончаке Юрия Даниловича Московского. Позже, в крещении, ей было назначено имя Агафья.

Нам кажется вполне естественным, что зятья хана-мусульманина должны были быть мусульманами. В этом отношении, примечательны изображения московских князей с их косами, халатами и ханскими шапками, монеты, чеканенные на арабском. В числе основателей своей династии московские князья указывали татарских царевичей. Налицо ориентация на восточный культурный мир (Измайлов И. Родина. 1997 №2. С.89).

0

Администратор прокомментировалВ каком-то смысле эта цифра подтверждается сведениями «Казанского летописца» (кстати, он 18 июля 2012 в 20:23



Об этом свидетельствует и тот известный факт, что московские бояре ослепили своего сюзерена - великого князя Василия Темного, вменив ему в вину чрезмерное предпочтение татарских обычаев и языка. Не менее по-азиатски выглядят на европейских миниатюрах и бояре. По-татарски - в белых войлочных колпаках и халатах смотрятся москвичи в работах С. Герберштейна и М. Литвина.

Эти и другие факты свидетельствуют о том, что Москва значительно ориентировалась в вопросах культуры на восточный мир вплоть до середины ХVI в. Ориентация русской знати на восточную и тюркскую культуру, сама по себе, не означает автоматического принятия мусульманских догматов (тем более, значительная часть татар, вышедшая в Московию, исповедовала христианство. Так, в частности, многие «древнерусские» монастыри ХIII - XV вв. были основаны татарами).

Однако, подобная обстановка не препятствовала, как в более поздние времена, распространению Ислама в Руси Залесской. У нас есть основания полагать, что значительная часть элиты Руси Красной и Белой в период Золотой Орды придерживалась Ислама.

Так, знаменитый путешественник ХIV в. Афанасий Никитин указывал в своем сочинении и свое мусульманской имя - Ходжа Юсуф Хорасани (кстати, тверичей он называл «русскими головами», а москвичей - нет) (Никитин А. «Хождение за три моря». М.: Советская Россия, 1980. С.57.). А один из русских летописцев Нестор (написавший, в частности, повесть о падении Константинополя) указывал сразу два своих имени: Нестор и Искандер.

Впрочем, и в более поздние времена - в ХVI-XVII вв. - в списках дьяков и воинских чинов Московии значительную часть составляли фамилии - производные от мусульманских имен и напротив, по данным исследований Г. Носовского и А. Фоменко, в списках москвичей им встретилось лишь одно христианское имя. Мы полагаем, что в исследованных писцовых книгах отражались сведения о привилегированных городских слоях.

В то же время податное население лучше сдерживалось христианством. Вероятно и поэтому христианизация угро-финнов (составлявших тогда большую часть населения Руси Залесской) и славян в золотоордынский период не только не снижается, но и многократно усиливается в условиях господства Джучидов ( Вернадский Г.В. «Монголы и Русь». Тверь. 2000. С.137.385).

Вероятно, в этот период сложилась оппозиция исламской знати и христианского низшего сословия Московии. По всей видимости, в это время презрительное отношение к «черному люду» выразилось в форме термина «христианин», сохранившегося у русских по сегодняшний день.

0

Администратор прокомментировалВ каком-то смысле эта цифра подтверждается сведениями «Казанского летописца» (кстати, он 13 апреля 2012 в 22:00



С. Герберштейн, например, в середине XVI в. уже как старый обычай отмечает, что знатные лица и воины «в знак презрения» называют селян «христианами». (Геберштейн С. Записки о московских делах. Спб.: 1908. С.85). В русских документах это отношение впервые проявилось в 1391 г. (Вернадский Г.В. Там же).

По всей видимости, Ислам оказал определенное влияние и на обрядность православной церкви, т.к. служители Константинопольской церкви (например, Максимилиан, посланец константинопольского патриарха), приезжая в Московию, отмечали, что тамошнее богослужение не соответствует догматам греческой и латинской церквей, а царь - схизматик (т.е. еретик) (Герберштейн С. Указ. Соч. С.65).

М.Г. Худяков в своей знаменитой монографии приводит замечание Максима-грека о настолько сильной приверженности московитов восточной моде, что, по его мнению, они скоро наденут чалму. И в самом деле, западные современники не раз отмечали такие черты московитов, которые можно было принять за пережитки мусульманских обычаев, как, например, массовый отказ от спиртного, и уголовное преследование за его употребление и распространение.

В этом отношении знаменательно, что католики не считали славянскую православную церковь за христианскую и направляли против нее крестовые походы своих орденов. Западные современники свидетельствуют, что в Московии «святых католиков преследуют более сильной ненавистью, чем самих магометан».

Г.В. Вернадский отмечал изменение церковного пения в золотоордынский период (Вернадский Г.В. Указ.соч. Там же).

Многие современники отмечают большое количество татар в средневековой Москве. Ими была сформирована значительная часть московской и подмосковской тюркской топонимики. Наверное, для части из них нужны были мечети для соблюдения обрядов Ислама. Во всяком случае, подобные прецеденты в Московии были: мечети в Касимове, Романове…

Наибольшее количество русских мусульман, конечно, должно было со временем стекаться в Казанское ханство. Так, в одном из непризнанных источников «Джагфар тарихы» отмечается, что в Казани проживало до 30000 «кара муслимов», т.е. «западных мусульман».

0

Администратор прокомментировалБыло бы прекрасно, если бы данные миражи обеспечивали движение вперёд, но этого не может 9 октября 2012 в 10:50

«Правительство, как обратное провидение, устраивает к лучшему не будущее, но прошедшее. Пошлая газетная ложь остаётся обязательной» («Исторический сборник Вольной русской типографии», Александр Герцен, предисловие ко второму выпуску).

Со второй половины 90-х годов прошлого века северокавказский регион (особенно его северо-восточная часть – Дагестан и Чечня) стал головной болью не только для Кремля, но и всего мира. В Чечне идёт самая настоящая война, Дагестан изо дня в день сотрясают взрывы и убийства. В поисках истоков сложившейся ситуации многие аналитики, политологи совершают экскурсы в прошлое российско-дагестанских взаимоотношений (имея в виду, что в состав исторического Дагестана всегда входила и нагорная, наиболее пассионарная, часть Чечни). Изучение истории для осмысления современности и предсказания будущего – благое дело, но только в том случае, если будет изложена истина, а не мифы, вносящие ещё большую путаницу в умы обывателей. Постараюсь вынести на суд читателя своё, хотя и несколько утрированное мнение по данной проблеме.


«Нехорошее» прошлое

Нужно быть откровенным: в течение долгого времени контакты горцев и России в XVII-XX веках носили характер жесточайших войн, в которых она выступала в роли беспощадного агрессора.
На Северный Кавказ империя одну за другой посылала армии, руководимые людьми, не отягощёнными какими-либо нравственными принципами. Достаточно вспомнить генерала Александра Ермолова. Поклонник французских демократических просветителей, человек, читающий труды цезарей в подлиннике, характеризуя методы покорения края, в своём дневнике писал: «Я не берусь действовать на горцев, омрачённых невежеством, силою доброты. Что проку метать бисер перед свиньями. Единый удобный способ обороны от них – есть война наступательная!.. Всю местную каналью я постепенно начинаю прибирать к рукам. Первоначально стравливаю их между собою, чтобы не вздумалось им быть вместе против нас, затем, по необходимости, некоторых удостаиваю отличного возвышения, т. е. виселицы».

Ради чего всё делалось, отчасти видно в рапорте Александру I от 12 февраля 1819 года: «Государь! Внешней войны опасаться не можно. Внутреннее беспокойство гораздо для нас опаснее! Горские народы примером независимости своей в самых подданных Вашего Императорского Величества порождают дух мятежный и любовь к независимости».

0

Администратор прокомментировалБыло бы прекрасно, если бы данные миражи обеспечивали движение вперёд, но этого не может 23 июля 2012 в 22:03

Притом дело одними записями и рапортами не ограничивалось. Горели сотни населённых пунктов, на полях уничтожался неубранный урожай. Десятки тысяч горцев, бросая имущество, волоча на себе стариков и детей, устремлялись в иные, более безопасные места. Впоследствии этот путь они проделают неоднократно в зависимости от характера очередного генерала, присланного покорять Северный Кавказ. Некоторые вообще переберутся на постоянное место жительства за пределы отечества.

Именно бесчеловечная тактика Ермолова и иже с ним положили начало организованным Кавказским войнам, ежегодно уносившим, по словам Чернышевского, «жизни 25 тысяч русских». Если верить российской историографии, датой завершения имперско-горского противостояния стал август 1859 года, когда был пленён третий имам Чечни и Дагестана Шамиль. А ведь покой на многострадальные земли действительно мог прийти тогда. Почти все наибы Шамиля перешли на службу царю. Уставшие от нескончаемых войн горцы приступили к созидательному труду. В 1864 г. новый наместник на Кавказе, великий князь Михаил Николаевич, адресовал народам Чечни и Дагестана специальное обращение. В нём он указывал, что их вера, собственность, обычаи (исключая кровную месть) и принципы управления остаются неприкосновенными. За горцами сохранялось право заниматься ремеслом и торговлей, для чего должны были открыться дороги в Грузию, Джаро-Белоканы, Дербент и прочие земли.

Проходило время, а эти и иные щедрые обещания имперских наместников так и остались пустыми словами, что и провоцировало дальнейшие восстания, проходившие в основном под лозунгами национально-освободительного движения. В перестроечный период те же лозунги стали востребованными не только союзными республиками, но автономиями, усилия которых по центробежному пути стали более энергичными после небезызвестного заявления первого президента РФ Бориса Ельцина об «автономиях, могущих взять столько независимости, сколько проглотят». К чему привели эти действия, сейчас наглядно видно на примере Чечни. В цель настоящей статьи не входит освещение всех нюансов начала очередных войн по соседству, но можно заметить, что в качестве значимого мобилизационного фактора обеими конфликтующими сторонами спекулятивно использовалась и используется частично мифологизированная история с элементами национализма.

0

Администратор прокомментировалБыло бы прекрасно, если бы данные миражи обеспечивали движение вперёд, но этого не может 25 марта 2012 в 22:51

Поставщики и потребители мифов

Именно поэтому в Дагестане вновь стали актуальны вопросы: нужно ли освещать проблемные моменты прошлого (в том числе и российско-горские взаимоотношения) в СМИ? Можно ли проводить параллели между теми событиями и нынешними, и если да, то к чему они вообще могут привести? Мнения чиновничества, официоза и части ангажированной интеллигенции сводятся к следующему:

1) освещать нежелательно, ибо параллели (в негативных, антигосударственных аспектах) проводятся;

2) освещать можно, но только в пределах жёстко установленных государством рамок.

Тем самым вроде бы создаётся «новая» история, но при ближайшем ознакомлении хорошо видно, что последняя представляет собой несколько модифицированный вариант приснопамятной «марксистско-ленинской», т.е. дагестанцы, по сути, вновь должны делать выбор между ложью и цензурой. Им опять предлагается погрузиться в мифологическое «Грандиозное героическое и бесконфликтное прошлое Великого государства», где мирно будут сосуществовать немногочисленные палачи (имена которых у всех на устах) и миллионы невинных жертв (имена которых знакомы узкому кругу заинтересованных лиц), беспощадно уничтоженных системой ради претворения в жизнь очередного мифа о «коммунистическом светлом будущем» человечества.

При этом подспудно внушается мысль, что негативную и палаческую сторону тех времён и тех личностей желательно никак не рекламировать: дескать, родственники и прочие заинтересованные персоны могут обидеться. Но почему общество должно игнорировать эмоциональный настрой противной стороны, которая, может быть, видит восстановленную историческую справедливость как раз в показе подлинного облика этих самих времён и этих самых палачей? Тут есть ещё один принципиальный момент. Давая реальную картину той поры, общество как бы сигнализирует действующей власти: не будьте такими, как они; запомните – правду можно умолчать только на краткий период, потомки и история всё равно воздадут каждому по заслугам.

Касательно деструктивного влияния исторических аналогий и параллелей на современность можно подметить, что такая вероятность в условиях Страны Гор, по-моему, равна нулю: иная эпоха, иные люди, иной менталитет. К примеру, можно сколь угодно говорить о героической национально-освободительной борьбе предков, но ни один трезвомыслящий дагестанец (особенно, видя трагедию братского чеченского народа) на данный момент не возжелает независимости. Ибо при отсутствии федерального влияния (и самое главное – федеральных финансов) республика сразу же превратится в очаг нескончаемых гражданских войн, в которых наиболее организованно будут выступать или криминальные, или националистические силы.

0

Администратор прокомментировалБыло бы прекрасно, если бы данные миражи обеспечивали движение вперёд, но этого не может 29 января 2012 в 08:33

Явно лукавят и утверждающие, что «часть необразованной молодёжи» после ознакомления с историческими материалами о Шамиле и иных знаковых фигурах начинает «симпатизировать сепаратистам, а то и участвовать в их борьбе». Но лукавство это отнюдь не безвредно, так как с власти снимается ответственность за судьбу подавляющего большинства соотечественников, которые, оказывается, могут «участвовать в борьбе» не вследствие контролируемых властью социально-экономических и прочих факторов (насилие со стороны милиции и т. д.), а исключительно вследствие «нехорошей истории», на которую, естественно, никак нельзя повлиять.

Лично меня в «новой» истории удивляет ниша, занятая тем же Шамилём: его единственное достоинство в соответствии с ней – полумифическое завещание с пожеланиями горцам «жить в вечной дружбе с Россией». Правда, в федеральных общеобразовательных учебниках по истории нет упоминания о завещании, зато в них Шамиль представлен религиозным фанатиком и жестоким деспотом, постоянно ищущим «тесных контактов с османской Турцией». В свою очередь, местные учебники, написанные ещё авторами «коммунистической закваски», характеризуют его лидером национально-освободительного движения. Где же истина?


Через демифологизацию –
к взаимопониманию
и созиданию

Но почему дагестанцам никак не дают вырваться из мира ложных стереотипов? Причин несколько. Во-первых, глобальные постперестроечные трансформации в политической системе, к глубокому прискорбию, не сопровождались соответствующими кадровыми и интеллектуальными изменениями, что и способствовало заполнению образовавшегося идеологического вакуума мифологическими символами вроде бы канувшей в лету «советской» эпохи. Во-вторых, мифы необходимы там, где интересы «верхов» и «низов» находятся на разных плоскостях. В умах чиновничества и части интеллигенции они – мифы – создавали и создают убаюкивающие фантомы общественного единения и созидательной деятельности. Наверное, поэтому сегодня мифами пронизана не только историография, но и весь спектр общественно-политического бытия республики. Для иллюстрации приведу только один недавний случай: высокопо- ставленный чиновник по телевидению и на страницах газет на полном серьёзе заявляет о сформировавшемся на экономических просторах России (и не только) «позитивном образе Дагестана как цивилизованного и перспективного партнёра, что и поможет улучшить нашу жизнь через 5 лет приблизительно в 3 раза». Правда, впечатляет: образа никакого нет, зато экономические и прочие миражи налицо.

0

Администратор прокомментировалИз истории "Антиписарского" восстания в Дагестане 1913-1914 гг. 25 июля 2012 в 15:49

В целях ещё большего закрепления своей власти на Кавказе в конце 1913 г. царское правительство проводит ряд реформ, в том числе и реформу о русском делопроизводстве, явившуюся по своей сути актом насильственной русификации местного населения.

Указ губернатора

Из записи в журнале регистрации канцелярии губернатора Дагестанской области за № 62 от 6 марта 1914 г. следует: «…господин губернатор Дагестана генерал-лейтенант Сигизмунд Вольский объявил населению государства, что он устанавливает после этого дня в сельских судах русских писарей для ведения всех дел, находящихся в судопроизводстве в сельских судах, на русском языке с назначением им жалования не менее 30 рублей…» [Журнал регистрации канцелярии генерал-губернатора Дагестанской области от 6 марта 1914 г. РФ, Дагестанский объединённый музей. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1.].

Объяснением этого намечаю щегося мероприятия, по мнению властей, являлось то, что «…существующий порядок письмоводства на арабском языке устарел и способствовал лишь произволу сельских должностных лиц, контролировать непосредственно действия которых администрация лишена была возможности вследствие незнакомства с арабской письменностью. Знание этой письменности всегда составляло монополию весьма небольшого числа лиц, преимущественно мусульманского духовенства, в руках которых, в сущности, и сосредоточивалось делопроизводство по сельским управлению и суду» [ЦГА РД. Ф. 2. Оп. 1. Д. 21б. С. 5].

После утверждения своего господства в горном крае царское правительство постепенно отказалось даже от тех полулиберальных жестов по отношению к горцам, которые оно себе иногда позволяло в первые годы после завершения Кавказской войны. Политикой царизма на Кавказе, в частности в Дагестане, была теперь ничем не прикрытая насильственная русификация.

0

Администратор прокомментировалИз истории "Антиписарского" восстания в Дагестане 1913-1914 гг. 10 июня 2012 в 20:15


Вместе с тем правительство понимало, что население Дагестана, особенно в горных районах, слишком бедно и не в состоянии будет нести расходы на содержание новых писарей (3600 рублей в год) и сельского управления. Вопрос проведения в жизнь данного мероприятия осложнялся ещё и тем, что в Дагестане уже третий год подряд был неурожайным. Помощью правительства в полумиллион рублей население воспользоваться не пожелало ввиду краткосрочности ссуды, отпущенной с условием уплаты её в течение 3 лет и отпуска ссуды зерном, а не деньгами. Поэтому озлобленный, голодный народ был особенно восприимчив ко всякой пропаганде, и агитационная деятельность мусульманских лидеров против решения правительства заметно подействовала на горцев, находящихся под сильным влиянием духовенства.

«Власть шейхов и мулл настолько сильна, – писал в своём отчёте Военный губернатор Дагестанской области Сигизмунд Вольский, – что парализует вообще всякую попытку приобщить население к общему порядку государственной жизни, просветить его и сблизить с русскими интересами» [Там же. С. 5 об.].

Отрицательная реакция духовенства объяснялась ещё и его экономическими интересами. Введение русского делопроизводства в сельских обществах могло подорвать отчасти и материальную базу мусульманского духовенства, т.к. делопроизводство в сельских обществах вели кадии. Примириться добровольно с этим нововведением муллы и кадии не пожелали и приняли все меры к тому, чтобы воспрепятствовать проведению реформы. Кроме того, они сумели убедить население, что вслед за введением русского письмоводства последуют и другие реформы, а именно: введение воинской повинности, упразднение горских судов и адатов, всеобщая перепись для увеличения налогов и т.п., а также говорили об опасности, грозящей му- сульманской религии, признаком чего является гонение на арабский язык, на котором совершается служба в мечетях.


…и его последствия

Духовенству удалось добиться своей цели. В конце 1913 – начале 1914 гг. в ряде округов население открыто выступило против русификаторского акта царского правительства, во многих горных сёлах прошла волна выступлений. Так, например, жители селения Дженгутай избили начальника участка и писаря. В наказание губернатор отправил к ним конную милицию, наложив на это общество штраф. В некоторых сёлах Гунибского и Аварского округов были убиты писари.

0

Администратор прокомментировалИз истории "Антиписарского" восстания в Дагестане 1913-1914 гг. 1 апреля 2012 в 03:45


13 марта 1914 года около 6 тысяч восставших горцев (по другим данным, около 3-5 тысяч) подошли к Темир-Хан-Шуре и потребовали у администрации или отправить их в ссылку, или убрать русских писарей из аулов, оставив арабоязычных.

Войска во главе с губернатором Вольским, встретив на окраине города восставших, сумели остановить их. К вечеру горцы были оттеснены, а к утру 14 марта – рассеяны.


О «влиянии на восстание дагестанских революционеров»

Введение русского письмоводства в сельских обществах «могло бы иметь некоторое положительное значение. Но делалось это военно-полицейскими методами, за счёт трудящихся, которые находились на грани нищеты. В советской историографии считалось, что «антиписарское» движение в Дагестане протекало под влиянием дагестанских революционеров Уллубия Буйнакского, Махача Дахадаева, Магомед-Мирзы Хизроева, Саида Габиева и др.» [История народов Северного Кавказа. Конец 18 в. – 1917 г. М.: Наука, 1988. С. 490].

Влияние вышеперечисленных революционеров на «антиписарское» движение на самом деле не имеет никакого основания. Так, например, Уллубий Буйнакский в 1914 г. являлся студентом Московского университета. Весной 1914 г. он был исключён из этого высшего учебного заведения, но в том же году – восстановлен [Магомедов Ш.М. Уллубий Буйнакский. М., 1968].

Следовательно, на момент волнений в Дагестане (конец 1913 – начало 1914 гг.) Буйнакский находился в Москве и никак не мог «влиять» на «антиписарское» восстание в Дагестане.

За пределами Дагестана, а именно – на черноморском побережье в Туапсе находился во время восстания инженер Махач Дахадаев. Из показания начальника Койсубулинского участка Аварского округа следует, что два унцукульца А. Зубайдалов и М. Муртазалиев в самый разгар восстания поехали «в местечко Туапсе к инженеру Дахадаеву, уроженцу Унцукуля, посоветоваться, а от него уже в Тифлис…» [ЦГИА Азербайджана. Ф. 185. Оп. 34. Д. 2134. Лл. 12-13].

Что «посоветовал» Дахадаев своим сельчанам по поводу участия их в движении горцев Дагестана 1913-1914 гг., документ не сообщает. Скорее всего, ни о каком влиянии революционера Дахадаева на названное восстание не может быть и речи, хотя надо признать, что в будущем он стал приверженцем арабского языка в жизни дагестанцев.

Магомед-Мирза Хизроев в 1913 г. после окончания Петербургского института гражданских инженеров «уехал в Поволжье, где работал до начала 1917 г.» [Борцы за власть Советов в Дагестане: Сборник. Махачкала, 1987. С. 259]. Поэтому он также никак не мог «влиять» на восстание, поскольку в Дагестан вернулся лишь после победы Февральской революции.

0

Администратор прокомментировалИз истории "Антиписарского" восстания в Дагестане 1913-1914 гг. 21 февраля 2012 в 16:23


Что касается Саида Габиева, то в 1912– 1914 гг. он находился в Петербурге, где издавал газеты «Заря Дагестана» и «Мусульманскую газету». И только летом 1917 г. приехал в Дагестан, где «избирается комиссаром Гази Кумухского округа» [Саид Габиев: Сборник «Дагестан: время и судьбы». – Махачкала, 1989 г., с. 9].


Кто же проводил агитацию среди горцев о неподчинении властям?

Работу в сёлах вели местные представители духовенства (например, Сайпулла Кади из Ницовкра, Хицы из Н. Дженгутая и др.), а общее руководство неофициально осуществлял Нажмутдин Гоцинский, имевший в то время большой авторитет среди горцев Нагорного Дагестана благодаря своей учёности и бывший в немилости у начальства области.

«Богатство и влияние обеспечивали ему независимое положение. Он сам всюду любил похвастать своими столкновениями с губернатором» [Мемуары полковника Джафарова. РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 2. Оп. 1 Л. 138].

Не случайно «…военный губернатор Вольский, подозревая в этом движении организатором Нажмутдина, хотел его выслать из Дагестана, и только заступничество Халилова (Микаэль Халилов – генерал российской армии, в 1919 г. – губернатор Дагестана. – Д.Х.М.) спасло его от этой кары», – свидетельствует Алибек Тахо-Годи [Тахо-Годи А.А. Революция и контрреволюция в Дагестане. Махачкала. 1927 г. С. 27].

О руководстве «антиписарским» восстанием Гоцинского свидетельствуют и другие источники [РФ Дагестанского объединённого музея. Оп. 1. Е.х. 62. Л. 1-3.].

У Вольского были все основания подозревать Гоцинского в руководстве восстанием. Губернатор был знаком со сведениями о его панисламистской деятельности, собранными агентурой Бакинского и Тифлисского губернского жандармского управлений (ГАРФ. Ф. 102, 1913 г. ДПОО. Оп. 243. Д. 74 (1), Лл. 50–58). Однако прибегнуть в данном случае к репрессивным мерам по отношению к Нажмутдину Вольский не решился.

По данным из отчёта Военного губернатора Дагестанской области полковника князя Георгия Дадешкелиани (сменившего на этом посту генерала Вольского), из 168 сельских обществ области в 77 всё-таки было введено письмоводство на русском языке.

«Осуществление этой реформы, – писал в отчёте Военный губернатор, – в остальных обществах задерживается частью недостатком лиц из местных уроженцев, пригодных для занятия должностей сельских писарей, частью продолжающимся отрицательным отношением некоторой части населения к реформе» [ЦГА РД. Ф. 2. Оп. 2. Д. 70. Л. 17 об.].

В непростых условиях того времени, когда царское правительство всё более усиливало национально-колониальный гнёт, горские массы не без основания усмотрели в действиях самодержавия попытку ещё больше ограничить их права, сделать новый шаг по пути насильственной русификации.

«Черновик»

0

Администратор прокомментировалУсама бен Ладен агнец Божий, по сравнению с Гитлером, Сталиным, Торквемадой, Изабеллой 4 июня 2013 в 02:35

На фото: неухоженная мечеть в Беслане
(Этот материал был подготовлен для Северо-Осетинской прессы, однако не был опубликован. Частично текст статьи был напечатан в издании Ислам.Ру. «Кавказ-Центр» публикует полный текст статьи и фото мечети)

Хвала Аллаху, Господу всех миров, Милостивому, Милосердному. К Нему взываем о помощи, просим прощения и прибегаем от зла наших душ и наших дурных дел. Свидетельствую, что нет божества, достойного поклонения, кроме Всевышнего Аллаха и свидетельствую, что Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, — Его раб и посланник, а затем
За написание данной статьи я взялся с целью пробудить в сознании современных осетин стремление изучать историю своих предков, свои истоки. Хотел заполнить искусственно созданный вакуум вокруг Ислама в нашей республики. Ибо человек, не задумывающийся о том: «Почему же мои предки были мусульманами в прошлом?», — не задумается и о своем состоянии вне Ислама сегодня, а Аллаху об этом ведомо лучше. Но такой акцент я делаю потому, что Осетия, по ряду исторически сложившихся причин, является довольно-таки острым регионом. Здесь, в течение жизненных процессов, переплетены всевозможные народы, их  культура, религия, традиции и обычаи, но здесь, кроме того переплетены и стратегические интересы геополитики ряда государств
Являясь своеобразным плацдармом российской государственности для проведения политики последней на Северном Кавказе, Осетия в то же время является и  заложницей, в виду такого статуса. Именно эти обстоятельства, на самом деле, способствуют нежеланию и являются причиной борьбы центра идущей в республике против распространения и укрепления Ислама. Это противостояние идет не первый век. И если история Ислама знает периоды, когда различные религии сосуществовали в мире, по законам предписанным Шариатом, то Северную Осетию хотят сделать тем исключением, где Ислам и христианство обречены на постоянную борьбу, на постоянную конкуренцию, чему, в сегодняшних условиях, способствует присутствие российских интересов.
Я не в коей мере не хочу сказать, что речь идет о противостоянии между людьми, нет. Это идеологическое противопоставление. Идеология не рядовых христиан и мусульман – осетин, а цель власти противопоставить осетин Исламу. Так было всегда. Потому очень сложно бывает найти документальные материалы по Исламу в Осетии. Следы его всегда преднамеренно стирали. Это было и в период царской России, чему была посвящена большая статья в предыдущих номерах нашей газеты, это было и во времена Советской власти, когда именно Осетия стала полигоном резкой ликвидации адато-шариатского судопроизводства и активного внедрения советского права и судебной системы.

0

Администратор прокомментировалУсама бен Ладен агнец Божий, по сравнению с Гитлером, Сталиным, Торквемадой, Изабеллой 28 марта 2013 в 11:39


И сегодня, когда процесс исламизации всего кавказского общества уже неизбежен, государство с последними усилиями бросается на удержание Осетии в шатких руках дискредитировавшего себя в этом регионе христианства и соответственно  «лояльного» подданства осетин. А яркой демонстрацией того, что сегодня именно церковь вовлечена в политику и является проводником уже современного этапа дальнейшей, принудительной христианизации осетинского общества является последний сход христиан на «Никейском соборе» на котором «владыка» (АстагъфируЛлах) Владикавказский и Ставропольский Феофан не постеснялся сделать заявление в котором речь идет о том, что «…в Осетии мечети растут, как на дрожжах», узрев в этом угрозу своему колониальному засилью и «владычеству» на осетинской земле.
Это предисловие немного разнится с заголовком статьи и пусть читатель не подумает, что я намеренно увожу его от темы. Но сегодняшние условия таковы, что произошедшее в Беслане является своеобразной точкой отсчета, как для всего сообщества людей, так и конкретно для российской государственности и для Северного Кавказа.
Беслан поднял такие вопросы, не ответить на которые, власти, уже никто не позволит. И может оказаться так, что Беслан станет последним шагом, который отделяет армаду под названием «Россия» от могилы.
В  данной статье мы постараемся не задеть трагические события 1 сентября, ибо все равно не узнаем всей правды об этом, да и цель у нас другая, а именно напомнить всем забывшим, как в Беслане, так и в Осетии и в остальном мире, что Беслан – это исконно мусульманская земля, которая став таковой однажды пронесет этот статус до Последнего Дня. Какой же он, — Беслан прошлого..?
Царизм и его кавказская администрация с конца
XVIII века наряду с военными экспедициями в горы Осетии осуществляли и «особый подход» в отношении осетинской знати и в особенности феодалов Даряльского ущелья. Само по себе Даряльское ущелье сконцентрировало на себе стратегические интересы царизма, являясь связующим звеном между соседними государствами на Военно-Осетинской дороге, являясь своеобразным проходом, ключом от ворот Северного Кавказа. Топонимическое значение слова «Дарьял» уходит своими корнями в исламское прошлое аланов и переводится с арабского как «дар аль-алан» — «земля алан», что несомненно является важным аргументом в рассмотрении вопроса влияния Ислама в данном регионе.

0

Администратор прокомментировалУсама бен Ладен агнец Божий, по сравнению с Гитлером, Сталиным, Торквемадой, Изабеллой 28 марта 2013 в 01:46


Некоторые из феодалов, владея этим ущельем, составляли дестабилизирующий элемент в этом районе, часто нарушая спокойствие на Военно-Осетинской дороге, прерывали свободное сообщение по ней. Чтобы лишить их, и прежде всего Дударовых, влияния на жителей, военная администрация всемерно старалась убедить Дударовских алдаров перейти со своими подвластными на жительство «в окрестности Владикавказа», т.е. на плоскость. Так, в самом начале прошлого века ряд влиятельных семейств Дударовых из Ларса, Чми, Балты и Реданта обосновался на берегу реки Камбилеевки, положив начало в 1805 году селению Джанхотов-Ларсу, в 1810г. – с.Хумалаг, в 1812г. – с.Габисова, а в 1814г. – с.Тасултаново. Селения эти образовались недалеко от русского военного укрепления Елизаветинского.
Для привлечения Дударовых на свою сторону, местные военные власти одаривали владельцев Даряльского ущелья офицерскими чинами, орденами, медалями и даже пожизненными пенсиями. Это не могло не вызвать недовольства других тагаурцев, алдаров из Санибанского, Даргавского и Кобанского ущелий. В особо привилегированном положении правительства к Дударовым алдары Тхостовы, Мамсуровы, Тулатовы, Кануковы, Шанаевы, Есеновы и др. усмотрели ущемление своего достоинства. Старейшины вышеупомянутых фамилий требовали к себе равных с Дударовыми привилегий
Самым главным их требованием к власти было: отвести земли на плоскости там же, где и Дударовым, «чтобы повелено было пахать земли около Елизаветинского редута», т.е. на реке Камбилеевке.
Из двух предложенных им районом алдары выбрали все же левый берег Терека, как наиболее безопасный в те времена
Так в 1818–1825 гг. на берегах Гизельдона появилось около 15 новых поселений – аулы Османа Мамсурова (отца первого осетинского поэта Темирболата Мамсурова), Темболата Алдатова и Аслангирея Мамсурова, Тегов аул (Мамсуровых и Кануковых), Бита Канукова, Алхаста Кундухова (отца известного генерала Мусы Кундухова), Алимурзы Канухова и др.
Позже других на плоскость перебрались Тулатовы. Они не захотели жить рядом с другими тагаурскими алдарами на Гизельдоне, да и свободных участков здесь уже не осталось. Пользуясь знакомством некоторых Тулатовых с новым комендантом полковником Скворцовым, они захотели поселиться отдельно квартало-аулом в самом Владикавказе. По решению его коменданта полковника Скворцова в 1825 году самые влиятельные и богатые из Тулатовых – Сахуг, Осман, Беслан, Знаур, Пшемахо и другие – с подвластными им семьями из горного Кобанского аула спустились на плоскость и основали на левом берегу Терека, напротив крепости Владикавказ (на западном ее форштате), второй по счету Владикавказский осетинский аул или аул Тулатова. Он располагался примерно в районе нынешних горно-металлургического техникума, памятника К.Л.Хетагурову, училища искусств.

0

Администратор прокомментировалУсама бен Ладен агнец Божий, по сравнению с Гитлером, Сталиным, Торквемадой, Изабеллой 8 января 2013 в 13:52


Таким образом они со своими подвластными образовали там за короткое время аул из 150 дворов
Аулу Тулатовых недолго пришлось соседствовать с крепостью Владикавказ. В 30-х гг.
XIX века власти приступили к окончательному укреплению Военно-Грузинской дороги. Для защиты ее были устроены от станицы Екатериноградской до Владикавказа по левому берегу Терека укрепления Заречное, Пришибское, Аргуданское, Урухское, Минаретское, Дур-Дурское, Ардонское, Архонское. Инициатором этих преобразований был наместник Кавказа генерал Ермолов
Уже в ту пору правительство вынашивало планы превращения в скором времени названных укреплений в казачьи станицы. В 1833 году был сформирован особый казачий полк (1-й Владикавказский) и размещен в Кабарде и Осетии. В 1838г. его расселили по военным укреплениям, образовав казачьи станицы Урухскую, Ардонскую, Николаевскую, Архонскую и Владикавказскую
Осетины все это встретили враждебно. К тому же вскоре начались и «недоразумения». В частности, наделение казаков участками земли (30 десятин на мужскую душу) сильно стеснило местное население в земельном удовольствии – 52 тысячи десятин на плоскости отошли к станицам.
При отмежевании этой площади казаками (исключительно на левой стороне Терека) признано было «необходимым» и «справедливым» выселить в другие места 16 осетинских аулов, ибо прежде всего их земля отходила в надел казачьим станицам. Среди них оказался и аул Беслана Тулатова
Тяжба горцев с властями продолжалась несколько лет. Закончилась она тем, что несколько крестьянских (фарсаглагских) аулов силой все же были изгнаны в ту самую Малую Кабарду. А алдарским аулам военные власти разрешили остаться в пределах плоскостной Осетии, переселиться с левого берега реки Терек на правый. Так, например, еще в1839 году влиятельный феодал Алхаст Кундухов переселился из Гизельдона на юго-восточный склон Кабардинского хребта и основал аул Скут-Кох (затем Эмаус, нане Раздзог). На новом месте он получил в несколько раз больше земли, нежели он имел на Гизельдоне. Другой тагаурский алдар Хатахчико Джантиев также переселился с Гизельдона со своими одноаульцами и здесь на территории правого берега основал в 1842 году аул Дарг-Кох. В 1844 году на южном скате Кабардино-сунженского хребта был основан еще один аул – Батакаюрт. Основателями его были переселенцы с левого берега капитан Бадо Кадиев и его брат Батако.
Выселение владикавказских осетинских аулов (Ирыкау и Тулатовых) было для властей более сложным и трудным, ибо они (240) дворов«никак не хотят менять свое жительство на неудобные и менее обжитые районы равнины»

0

Администратор прокомментировалУсама бен Ладен агнец Божий, по сравнению с Гитлером, Сталиным, Торквемадой, Изабеллой 8 декабря 2012 в 12:52


Тем не менее высшая кавказская власть считала «абсолютно необходимым удаление владикавказских осетин». Уже в 1845 году оно в самой решительной форме потребовало от местной администрации«приступить теперь же к переселению всего аула осетинского (Тулатовых) на реку Курпа в Малую Кабарду или на другое место…».Вопрос об Ирыкау был снят, так как его земли располагались вне зоны казачьего поселения, т.е. на правом берегу Терека.
Заселение на земли кавказцев русских казаков являлось одним из основных инструментов в комплексе мер применяемых царской Россией для покорения горцев, их расслоения, разделения силы и возможностей совместных действий. Иными словами одной из основных задач такого заселения ставилось создание своеобразных разделительных барьеров. Касательно подобного расселения вдоль реки Терек  — оно имело целью не дать объединить усилия осетин и ингушей в совместном участии во все еще продолжавшемся освободительном движении горцев на Кавказе против царской администрации.
Кроме того, подобное соседство послужило длительному противостоянию и братоубийственным столкновениям между самим осетинским народом, в частности между осетинами-мусульманами и христианами. Так, в романе видного общественно-политического деятеля и писателя
XIX века – Ахмеда Цаликова «Брат на брата» описываются совместные боевые действия осетин-ардонцев (христиан) совместно с казаками против собственного же народа, его мусульманской части (жителей селения Брут).
Возвращаясь же к переселению Тулатовых следует отметить, что комендант Владикавказа, не раз заявлявший, что «удаление осетинских аулов от Владикавказа считает также совершенно необходимым», в своем ответе администрации Тифлиса, писал: «Земля на правом берегу реки Терек, начиная от устья реки Камбилеевки, нисколько не свободна, но напротив, на этом-то пространстве есть самое сильное население осетинских аулов. Свободной же земли тут нет».
И все же настойчивость высших краевых властей в этом вопросе взяла верх, она в конце 1846 года категорически потребовала заселения казачьей станицы Владикавказской на землях тулатовского аула
В один из мартовских дней 1847 года полковник Нестеров приказал вызвать к себе «влиятельных старшин из Тулатовых». Среди последних заметно выделялся мужчина средних лет – Беслан Тулатов. В белой черкеске, черной овчиной папахе, с красивым серебряным кинжалом на поясе он выглядел довольно-таки мужественно. Густая черная борода не смогла скрыть глубокий шрам на левой щеке, полученный десять лет тому назад во время одной из карательных экспедиций в Чечне, проводимых русской армией против так называемых «непокорных горцев». На правой руке Беслана блестел серебряный перстень с буквами «Б.Т.» (Беслан Тулатов). Не умея расписываться, он, как и многие алдары, прикладывал печатку, смазанную тушью, к документу вместо подписи.

0